Погибший мальчик

Смерть ребенка в Соль-Илецке: «Нам говорили, что сынок в тяжелом состоянии, а он уже был мертв»

Шестилетний ребенок собирался в этом году в школу, ждал с нетерпением первого учебного дня, но умер после перелома руки от заражения крови. Стали известны новые подробности трагедии, которая произошла в Соль-Илецке Оренбургской области.

Анна, мама ребенка, в отчаянье от несправедливости и, по ее мнению, халатности врачей. Она хочет добиться, чтобы докторов наказали и больше ни один малыш не умер.

Все началось с банального перелома.

— 25 июня мы с сыном находились в теплице в селе Трудовое. Он никуда не лазил, нигде не прыгал. Шел, оступился и упал на ручку. Он у нас пухленький был и падение оказалось неудачным. Ребенок начал плакать, жаловаться, что ему очень больно. Ручка сразу опухла. Мы сразу запрыгнули в машину и поехали в Соль-Илецк в больницу. Там уже были через 10 минут. Сына осмотрели и отправили к хирургу, а он уже сказал сделать рентген, – сказала Анна.

Погибшим мальчик. Фото из архива семьи

По словам мамы, доктор увидел на снимке тяжелый перелом со смещением. Без операции обойтись было нельзя. Уже через час мальчик был на операционном столе. Анна поделилась, что они и деньги предлагали доктору, чтобы он сделал все как надо, но врач отказался.

— Сыну поставили спицы в ручку. Все время после операции он был вялым, говорил, что ему больно. Через 5 дней доктор осмотрел его и сказал, что все в порядке. Нас с ребенком выписали, хотя у него температура держалась 37,2 °С. В организме шел воспалительный процесс, но на это не обратили внимание, ведь другим пациентам надо место уступить. Нас отправили домой и не дали ни единой рекомендации, как ухаживать, чем лечить, только чтобы пришли на прием к травматологу 13 июля, – поделилась родительница.

Мама рассказала, что мальчишка отказывался от еды, его мучили боли и изматывала температура, хотя выше 37,5 °С она не подымалась. На третий день страданий малыша, 3 июля, родители обратились за помощью к местному фельдшеру. Она дала мальчику антибиотики и обезболивающее. Делала, по словам Анны, все возможное. Однако лучше ребенку не становилось, и ко всему прочему, малыш начал жаловаться на боли в животе. Фельдшер рекомендовала везти мальчишку в Соль-Илецк.

Свидетельство о смерти

5 июля мама с сыном были на пороге приемного покоя. Их приняли. Было подозрение на аппендицит, но после осмотра, как заявила Анна, отказались от этого диагноза, и их положили в инфекционное отделение.

— У сына дважды взяли кровь на анализ, сказали, что результаты плохие. Вечером врач решил, что это все-таки аппендицит, хотя даже УЗИ не сделали, и провели операцию. После врач сообщил, что аппендикс оказался невоспаленным. Как мы поняли, вырезали его лишь потому, что уже вскрыли, так сказать в качестве профилактики, – сказала Анна.

Ночью ребенок не спал. Он бредил. Мальчишка говорил маме, что ему больно и жарко. Просил водички.

— За все это время к нам не подошел никто, ни медсестры, ни доктор. Я утешала сына и говорила, что все будет хорошо. Потом он сказал, что у него горят ноги. Когда я их пощупала, они были ледяными. Губы начали синеть. В 5 утра после того, как разбудила медсестру, к нам пришел хирург, проводивший операцию. Он вызвал врача-реаниматолога. Тот надавил ему на живот, сынок издал нехороший звук. К этому времени у него подскочила высокая температура. Ребенка перевели в реанимацию. Я вызвала мужа в больницу. Мы бегали от двери к двери, пытаясь узнать, что с сыном. 6 июля в 11:00 супруг не выдержал и ворвался в реанимацию. Сын лежал на кроватке. Он был привязан и весь в трубках. Муж кричал: «Спасите моего сына, я любые деньги заплачу!», на что медсестра сказала, что он умер. Нам все это время говорили, что он в тяжелом состоянии, собирают консилиум, ждут врачей из Оренбурга, а он уже был мертвым. Сынок скончался в 9:30 утра, – сказала наша собеседница.

Заключение патологоанатома

По словам Анны, вскрытие, которое проводил врач из областного центра, показало, что мальчик умер от токсического шока вследствие заражения крови.

— Я считаю, что заражение крови пошло после операции на руке. И живот у него болел, потому что интоксикация организма была, – заявила родительница.

Из медработников с семьей так никто и не поговорил. Анна поделилась, что они все разбежались после смерти ребенка. Не отреагировали и правоохранительные органы, хотя она писала электронные обращения в прокуратуру Соль-Илецка и Оренбургской области.

29 июля, спустя 22 дня после смерти мальчика, женщину вызвали в следственный комитет.

— Следователь спросил меня, что же вы не обращались к нам. Заверил, что будут разбираться и попросил не афишировать. Сейчас они ждут экспертизу, которая будет готова только в течение месяца. Изъяли документы в больнице, – сказала мама ребенка.

Мальчишка готовился 1 сентября пойти в 1 класс. Он с нетерпением ждал новый виток в своей жизни. В Соль-Илецке проходил подготовительные курсы, играл со школьными принадлежностями, мечтал, как будет бегать на занятия. Жизнь веселого, активного мальчишки сгорела за 11 дней, ровно столько прошло со дня, когда он сломал ручку.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments