100 дней на… Как оренбургские зоозащитники «Джигурду» с женой делили

Развод и девичья фамилия – с кем останутся «дети»? История о том, как оренбургские зоозащитники «Джигурду» с женой и половники делили

 «Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртки замшевые – три…»

В прошлом номере мы писали о расколе в рядах оренбургских зоозащитников, перешедшем в холодную войну. И вот, 13 декабря, воинствующие стороны встретились на нейтральной территории:  за столом переговоров в кабинете Сергея Николаева, первого заместителя главы Оренбурга.

Без каких-либо дипломатических реверансов обе стороны сразу отрезали, что никакое перемирие между ними невозможно – развод, однозначно. Но, прежде чем обсуждать условия суверенитета и подробности своей автономной работы, решили всё же имущество и «воспитанников» приюта поделить.

Евгения Пахомова, теперь уже бывший директор расколовшегося сообщества, смещённый учредительским собранием с должности, представила список вещей и животных, которых она требует к выдаче от соперников. А именно то, что люди жертвовали лично ей.

– Конкретно Вам жертвовали мисочки? – уточнил Сергей Николаев.

– Да, конкретно мне, – подтвердила Евгения.

– Мисочки?

– Мисочки, вёдра…, – начала перечислять Евгения и передала в руки замглавы полный список.

– Вагон, печь-буржуйка, пять кастрюль, нож мачете, холодильник, морозильник, микроволновка, сейф…, – начал читать Николаев. – Две этажерки… Кошмар. Раздел имущества какой-то. Раковина на улице, диван, обои, три вольера, плиты гаражные, 20 будок… Вёдра, металл, половники. Дальше – животные. Баймак, Линда, Баф. «Джигурда» с женой! Не хочу показаться кощунственным, но поставлю себя на место этой собачки «Джигурды» с женой, например. Когда всё вывезут, мне всё равно будет хотеться кушать и где-то спать. Поэтому вы должны обеспечить хотя бы минимальные требования, которые необходимо выполнять, – обратился он уже ко второй воинствующей стороне.

К какому-то согласию по разделу имущества и животных стороны за столом переговоров прийти не смогли, решили обсудить после заседания. К тому же спорным оказались не только имущество и животные. Сайт, странички в соцсетях – стороны тоже делят.

Городская администрация дала обеим сторонам 100 дней. Одним – обустроить все условия в имеющемся приюте. Другим – то же самое, но во вновь созданном. А от администрации каждую неделю будет ездить контролёр и следить за работой волонтёров.

Прямая речь

Юлия Бабенко, волонтёр и будущий новый учредитель приюта:

– Мы были готовы к такому решению: что нам дадут ещё один испытательный срок. Сто дней. За этот период приют должен быть приведен  в соответствие с санитарными нормами. Животных мы должны полностью подготовить к зиме. Думаю, что справимся. Команда у нас сильная, разноплановая. Есть и ветеринарные врачи, и просто врачи. Неравнодушные люди всего города развернулись лицом к приюту, помогают, поддерживают. Администрация, я думаю, тоже не оставит нас одних. Будем сотрудничать с горветуправлением. Что-то комментировать по поводу раздела имущества не буду. Считаю, что все пожертвования, которые были сделаны в приют, были сделаны исключительно животным, а не руководству. Поэтому моё мнение и мнение нашей команды: если люди хотят вернуть назад свои вещи, то пусть обращаются к нынешнему руководству и решают вопрос с ним. В индивидуальном порядке. Случаи гибели животных были. Причина – инфекция. И несоблюдение санитарных норм прежним руководством. Все договора, в том числе на утилизацию трупов, у нас будут подписаны тогда, когда будут готовы учредительные документы. Их и печать мы сейчас восстанавливаем. Потому что все учредительные документы находятся у Евгении Пахомовой, и она их нам не отдаёт. До конца декабря всё должно решиться.

Евгения Пахомова, экс-директор центра реабилитации и приюта для животных «Отрада»:

– Я ожидала такого решения. Дальше начну всё с начала. Я один раз прошла уже этот путь: сделала приют, одна. Без этих учредителей, которые себя в грудь бьют. И, думаю, что сделаю все быстрее, чем они. И с администрацией мы больше сталкиваться не будем. Документы мне сейчас не нужны. Изначально я их не отдала, потому что учредители написали на меня жалобу в прокуратуру и юстицию. Кстати, там дали отказ, потому как не нашли состава преступления. А сейчас они уже начали восстанавливать документы. Смысл мне их отдавать? Вперёд! Пусть они пройдут хотя бы одну пятую того, что мне пришлось пройти. Что касается будок. Мы делаем новый приют. Мы перевозим туда животных, которых я спасла лично от отстрела. Не учредители. А их собаки без будок не останутся. Они же (волонтёры новой команды – прим. автора) работают. Я в своё время успела собрать, и они успеют. Не понимаю, в чём проблема. Мы сами сидели и будки делали. Если мы забираем собак, которых мы спасли, соответственно, забираем их с будками и вольерами, которые люди отдавали мне лично. Права на сайт и соцсети не отдам. И копилки не отдадим. Они к этим людям не имеют никакого отношения. Они обвиняли меня в воровстве. Фигурировали разные суммы: 300, 500, сейчас – 700. Меня проверяла юстиция, прокуратура – выписки из банка, чеки. Претензий ко мне нет. Да, у нас животные гибли. Но не в таких количествах, как сейчас. У них за месяц только загрызено шесть животных. И они лежали, их не утилизировали. Не надо забирать животных домой и заниматься самолечением, как они это делают. Надо возить их к врачу. Но они все сами врачи – придумывают какие-то свои схемы, а животные гибнут.

Наталья Русинова, фото автора и пресс-службы городской администрации

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии